КАК ДОЖИЛИ ДО ЖИЗНИ ТАКОЙ, ИЛИ ФАКТЫ, СВИДЕТЕЛЕМ КОТОРЫХ Я БЫЛ


После мартовских событий наиболее безотлагательными и решающими проблемами для страны являются, как мне представляется, беспощадная борьба с коррупцией и создание благоприятных условий для развития реального сектора экономики. Акаевский режим в течение 14 лет преуспел в повсеместном распространении коррупции и мздоимства с одновременным развалом всех отраслей экономики. И как результат — обнищание большей части народа. Кыргызстан сегодня — страна беззакония и бесправия.


Мне бы хотелось поделиться с читателями теми фактами из деятельности экс–руководителей страны, свидетелем которых я был или участвовал в них и которые могли бы стать уроком на будущее.


В начале 1991 года в связи с предстоящей реорганизацией союзных органов, в том числе Госплана СССР, где работал руководителем сектора по Казахской ССР, республикам Средней Азии и Закавказья, я был направлен в командировку в пять центральноазиатских республик для обмена мнениями с их первыми руководителями о будущем центральном экономическом ведомстве, намечаемом вместо Госплана СССР (тогда еще никто даже не думал о распаде Союза).


В Бишкеке меня принял новоиспеченный президент Кыргызстана Аскар Акаев. За полчаса, в течение которых мы беседовали, я был, мягко говоря, шокирован его поведением. Работая 20 лет в Госплане, встречаясь с малыми и большими госчиновниками, руководителями республик, я никогда не видел такого легковесного человека с замашками подхалима. Когда я вышел от него, подумал: “Бедный мой народ, как ему не повезло. Ведь ни по характеру, ни по человеческим качествам Акаев не может быть ни лидером, ни президентом государства”. Вскоре мне пришлось утвердиться в своем мнении. Где–то через месяц мне звонит помощник первого заместителя председателя Совета Министров СССР, председателя Госплана СССР Ю.Д.Маслюкова: “Срочно беги сюда, Юрий Дмитриевич принимает президента Кыргызстана”.


Когда я вошел в кабинет, во главе длинного стола сидел Маслюков, слева от него А.Акаев, за ним Чуйский губернатор А.Джумагулов, затем — первый зампред Совмина Киргизской ССР Э.Дуйшеев, дальше — постпред Кыргызстана А.Нанаев и еще кто–то. С правой стороны сидел один зампред Госплана СССР А.Трошин. Я подсел к нему. Он был моим непосредственным начальником. Он повернулся ко мне и спросил: “Касым Исаевич, как вы думаете, рассказать?”. Я понял, о чем речь, и ответил: “Расскажите, Александр Николаевич. Это как раз к месту”.


“Юрий Дмитриевич, — начал Трошин, обращаясь к Маслюкову, — я родился, вырос и школу закончил в Сокулукском районе Киргизии…”. Тут Маслюков заявил: “Слушайте, друзья, сегодня за этим столом собрались одни киргизы. Я тоже себя считаю киргизом: в начале 40–х годов, во время войны, я мальчишкой жил в Киргизии. Отец там работал…”. Все оживились, у всех приподнялось настроение.


А.Трошин продолжил свой рассказ: “Пять лет назад Евгений Примаков был депутатом Верховного Совета СССР от Киргизской ССР по Сокулукскому округу. На встрече с избирателями Сокулука они дали наказ помочь в восстановлении развалившейся школы или построить новую. Примаков обратился за помощью к первому зампреда Госплана СССР С.Ситаряну. Тогда я работал начальником отдела образования, культуры и здравоохранения Госплана. Ситарян пригласил меня и рассказал о просьбе депутата. С тех пор при разработке ежегодного плана, когда приезжают председатель Госплана республики С.Бегалиев и начальник отдела Р.Учкемпирова, я каждый раз поясняю им: вот это выделенные капитальные вложения на всю республику, а вот отдельно на строительство школы. Каждый год спрашиваю у них, как идут дела со строительством в Сокулуке. Слышу в ответ: вот сделали проект, вот начали строить, вот уже строится и т.д. Недавно Касым Исаевич, — показывая на меня, — собрался ехать по республикам, и я попросил его съездить в Сокулук, посмотреть своими глазами на эту злосчастную школу. Что вы думаете? Он с представителями Госплана и Минобразования республики полдня искал в Сокулуке строящуюся школу, а потом его подвезли на пустующую площадку и сказали, что здесь будет строиться школа”.


Если бы вы видели в тот момент поведение членов кыргызской делегации. А.Акаев вскочил со своего места, согнулся и просящим голосом стал повторять: “Мы все исправим… Мы все исправим…”. А.Джумагулов, смотря в мою сторону: “Почему я не знаю об этом?”. А я подумал: “Глупый вопрос. Спросил бы лучше у своих подчиненных”.


И здесь Маслюков, чтобы успокоить, задал гостям вопрос, с чем они пожаловали. Акаев открыл красную папку и стал перечислять, на какие объекты республика просит дополнительные капитальные вложения. Маслюков взял у Акаева папку, стал обсуждать каждый вопрос по существу с руководителями отделов. Президент Кыргызстана то и дело вскакивал с места, как мальчишка, принимая позу просителя. Маслюков делал какие–то пометки в бумагах в папке и в конце, передавая ее мне, сказал: “Встретьтесь с Федченко” (начальник отдела капитальных вложений). И, обращаясь уже к Акаеву, показывая на меня, добавил: “Он решит все вопросы”. Тут Трошин, улыбаясь, шутливо сказал: “Он ваш яркий представитель в Госплане”. Все стали расходиться. В это время А.Акаев подошел ко мне и заискивающе обратился: “Мне сказали, что вы хорошо помогаете нашей республике. Вам большое спасибо”. Я ответил: “Ничего”. Мне было неприятно его поведение, и я спешно вышел из кабинета.


Почему я так остро реагировал на поведение руководящих работников нашей республики? Дело в том, что за тридцать лет моей работы в Москве в различных организациях, особенно более двадцати лет в бывшем Госплане СССР, где бы ни обсуждали проблемы центральноазиатских республик, кто–то обязательно с насмешкой замечал: “Восток — дело тонкое”. При этом имея в виду ложь, обман, подхалимаж, чванство, краснобайство, угодничество, двуличие, лицемерие, необязательность, безответственность, нечестность, недобросовестность, некомпетентность, безразличие и т.д.


К чему я заговорил об этом? Вряд ли кто будет отрицать, что с приходом Акаева президентом Кыргызстана пышным цветом расцвели вышеназванные качества, начиная с самого президента и его окружения, до многих высших государственных чиновников, большей части депутатов всех мастей, руководящих работников среднего и низшего уровня. Разве 15–20 лет назад наши люди морально и нравственно были такими, как сегодня? Воистину дурной пример заразителен. Как в известной поговорке: “Рыба гниет с головы”.


В марте 1992 года, тогда я работал уже в Минэкономики России, меня пригласили в постпредство республики для встречи с премьер–министром Турсунбеком Чынгышевым. Рядом с нашим находилось постпредство Узбекистана. Около него случайно встретил узбекского постпреда А.Саидова. Я был знаком с ним давно. Он раньше работал зав.экономическим отделом правительства Узбекистана. Он меня спрашивает: “Где вы сейчас, Касым Исаевич?”. — “В Минэкономики России”. — “И чем занимаетесь?” — “Работаю зам.начальника отдела. Занимаюсь вопросами Северного Кавказа, Поволжья, Центрально–Черноземного и Центрального экономических районов, а также г.Москвы”. — “Акаев продал Кыргызстан Ельцину и вам доверили Москву?” — “Акмал, это твои слова или шефа?” Я знал, что он с И.Каримовым в хороших отношениях. Поэтому в период размежевания СССР его назначили постпредом в России. “Акаев с Ельциным себя называют демократами, а нашего шефа то партократом, то автократом…”. И.Каримова я знал в течение 15 лет. Помнил его главным специалистом, представителем Госплана УзССР, первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана. Теперь он президент Узбекистана. Знал его жесткий, в то же время принципиальный характер. Думаю, из–за легковесного поведения нашего президента мы заимели в лице большого соседа головную боль и лишние трудности.


Т.Чынгышев предложил мне работу. Учитывая важность решения экономических вопросов для независимых государств в рамках СНГ и то, что это зависит в основном от Москвы, намечено было создать здесь торгово–экономическое представительство Кыргызстана. Меня попросили возглавить его, и я дал согласие.


Вскоре я получил интересную информацию о деятельности руководства республики. Однажды звонит мне ставший тогда уже первым зам.министра экономики России А.Трошин и говорит: “Касым Исаевич, у меня сидит президент одной канадской компании. Он давно сотрудничает с нами. Хотел бы встретиться с вами”. Я согласился. И вот что рассказал президент канадской компании: “Недавно в Канаду прилетал президент Кыргызстана А.Акаев на частном самолете “Гольфстрим”, принадлежащем господину с очень подмоченной репутацией в среде международного бизнеса Борису Бернштейну (Бирштейну). Ваш президент пытался встретиться с канадскими бизнесменами. Но канадские власти подняли красный флажок, запретив встречаться и иметь дело с главой государства, летающим на частном самолете с бизнесменом с плохой репутацией. Принято считать, что этот глава государства уже куплен. В международной практике вообще не принято главам государств и правительств летать на самолетах частных компаний”.


В другой раз звонит бывший министр цветной металлургии СССР, бывший первый зампред Госплана СССР, в 80–х годах депутат Верховного Совета СССР от Киргизской ССР, вице–президент Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям В.Дурасов и спрашивает: “Касым, кто такой у вас Левитин?”. Я отвечаю: “Главный советник президента А.Акаева”. — “Здесь у меня были представители одной американской компании во главе с Айзеком (Исааком) Шапиро. По приглашению Левитина едут к вам. Хотят подписать соглашение. Под залог ваших золотых запасов привлечь необходимые вам иностранные инвестиции. У меня хотели получить сведения о ваших золотых месторождениях. Я не дал. Пусть ваши будут осторожны. Они очень уж ушлые люди. Подцепят ваших каким–то подписанным вами документом и вам потом трудно будет распоряжаться своими золотыми запасами”.


Через полмесяца звонит мне премьер–министр Т.Чынгышев и дает задание. На следующий день он прилетает в Москву. Из аэропорта прямо поедет в офис фирмы “Сеабеко”, чтобы встретиться с г–ном Бирштейном, “а вы договоритесь с представителем фирмы “Скадден Арпс” во главе с Шапиро о встрече со мной в 14.00 в нашем посольстве. Нужно поговорить о нашем соглашении”. Я сразу же позвонил в фирму и договорился, а также попросил передать мне по факсу текст соглашения. Вот он через 13 лет с небольшим лежит передо мной:


“Аппарат президента Республики Кыргызстан (“Кыргызстан”), в лице руководителя аппарата президента — государственного секретаря Республики Кыргызстан Эднана О.Карабаева и Международная юридическая фирма Скадден, Арпс, Слейт, Мигер и Флом (“Скадден Арпс” или “Советник”), в лице Айзека (Исаака) Шапиро договорились о следующем:


исходя из намерения Кыргызстана получить финансирование в сумме примерно 2 миллиардов долларов США и наличия у него значительных запасов золота, которые могут использоваться в качестве обеспечения; и

исходя из намерения Кыргызстана поручить “Скадден Арпс”… обеспечить юридическое представительство в связи с получением такого финансирования либо через одну сделку в синдикате международных финансовых институтов или посредством серии связанных или несвязанных финансовых сделок…


Цель данного соглашения состоит в оказании Советником юридической консультации Кыргызстану в связи с финансовыми договоренностями, в которые вступит Кыргызстан, используя свои золотые запасы как обеспечение, включая получение без ограничений финансовых обязательств, займов или кредитных линий от международных финансовых или инвестиционных банковских институтов.


В соответствии с Поручением Кыргызстан будет сотрудничать со “Скадден Арпс”, добросовестно информировать “Скадден Арпс” о всех важных событиях и обеспечивать предварительными уведомлениями о встречах с предоставлением возможности для участия во встречах, относящихся к вопросам, подлежащим Поручению.


Вознаграждение Советника в связи с Поручением будет следующим:


а) Задаток. Кыргызстан оплатит Советнику предварительный задаток в сумме 5 миллионов русских рублей, при этом первую половину — 2,5 миллиона русских рублей непосредственно после заключения данного Соглашения, а вторую половину — 2,5 миллиона русских рублей через три месяца после заключения Соглашения на расчетный счет, письменно указанный Советником Кыргызстану.


б) Вознаграждение. В момент завершения каждой Финансовой сделки Кыргызстан оплатит Советнику в качестве вознаграждения за его услуги сумму из немедленно поступающих средств, равную 0,5% первых 100 миллионов долларов США, поступающих в распоряжение Кыргызстана согласно заключенной Финансовой сделке, и 0,25% суммы, превышающей 100 миллионов долларов США, поступающих в распоряжение Кыргызстана согласно заключенной Финансовой сделке или серии связанных или несвязанных сделок, направленных на получение кредита в сумме примерно 2 миллиардов долларов США…


в) Порядок оплаты. Кыргызстан непосредственно будет платить за путевые авиарасходы Советника между Москвой и Бишкеком и в пределах Кыргызстана и за проживание в гостиницах Бишкека и Кыргызстана в разумных размерах, в русских рублях…


Соглашение будет иметь силу в течение года с момента вступления в силу. При этом данное Соглашение будет автоматически возобновляться каждый год на дополнительный срок в один год до тех пор, пока не будет дано Уведомление о прекращении…


Данное Соглашение подписано полномочными представителями сторон и передано сторонам 1 июня 1992 года”.


Это лишь некоторые выдержки из Соглашения. Я не юрист, но возникают вопросы: при наличии правительства имел ли право руководитель аппарата президента подписывать соглашение по финансовым вопросам? А глава правительства бегает и исполняет это Соглашение. Вообще законно ли руководитель аппарата президента и хитроумный советник Акаева заложили золотые запасы страны под 2 миллиарда долларов США?


Встреча премьер–министра с представителем фирмы “Скадден Арпс” была короткой. Чынгышев спросил, скоро ли Кыргызстан получит обещанные инвестиции? Последовал ответ, что служащие фирмы ищут по всему миру и надеются, что в ближайшем будущем будут какие–то позитивные результаты.


Пользуясь случаем, я должен был передать Чынгышеву информацию, услышанную от канадского бизнесмена, от российских ответственных работников о фирме “Сеабеко”, о бизнесмене Борисе Бирштейне. Но Чынгышев сказал, что это только слова, а ему нужны документальные подтверждения.


“Сеабеко” к этому моменту стала в Кыргызстане основной движущей силой по разработке программы экономического развития и технической реконструкции отраслей. Созданный правительством комитет по реконструкции и развитию возглавил Бирштейн, занимая кабинет рядом с кабинетом президента А.Акаева на 7–м этаже “Белого дома”. Мне говорили, что только в банановых или купленных странах создают такие условия частным иностранцам.


Тем временем я получил информацию из соответствующей спецслужбы России о фирме “Сеабеко” и ее главе Борисе Бернштейне (Бирштейне):


“…Основным направлением деятельности “Сеабеко груп” является торговля текстильными, сырьевыми и ювелирными товарами. До 1985 года штаб–квартира торговой группы находилась в Швейцарии. Затем она была переведена в Канаду. Президент группы Бирштейн Борис Иосифович… Хорошо владеет русским, немецким, английским языками. Энергичен, напорист, исключительно самолюбив. По отзывам сотрудников фирмы, проявляет чрезмерную скупость и мелочность…


Бирштейн детально знает практику работы российских внешторговых организаций, имеет обширные связи среди их руководящих работников, всегда готов оказать услуги по удовлетворению их личных запросов, любит похвастать своими широкими возможностями и связями… Бирштейн… периодически намекает нашим представителям, что готов оказать посильную помощь в решении их личных вопросов.


Фирма “Сеабеко А.Г.” занесена в торговый реестр Швейцарии в 1982 г. в качестве АО с уставным капиталом 300 тыс. шв. фр… С 1985 года основным направлением ее деятельности является оказание административных услуг в области торговых сделок, предоставление экономической и торговой информации, осуществление посреднических операций.


По имеющимся сведениям, в фирме занято не более 4 человек, недвижимостью не располагает, данных о своей коммерческой деятельности не публикует… Фирма “Сеабеко А.Г.” принимала участие в создании в бывшем СССР совместного предприятия “Спрос” по строительству баз отдыха и спортивно–оздоровительных сооружений. Не внеся вклада в уставный капитал, пыталась получить доходы от деятельности СП. В 1991 году решением Московского городского суда “Сеабеко” исключена из числа участников СП.


Торгпредства России в Швейцарии и Канаде неоднократно информировали… о неблаговидной деятельности “Сеабеко” и рекомендовали избегать каких–либо контактов с фирмами группы…”.


Рабочая группа правительства Кыргызстана в своем докладе в декабре 1993 года, пытаясь защитить президента Акаева и его карманное правительство, представляет фирму “Сеабеко” в великолепном свете как партнера, способного сделать Кыргызстан второй Швейцарией. Как указывается в докладе, общее количество вывезенного золота и серебра в чистом весе составило соответственно 1634031,91 грамма и 96332,59 грамма. Получателем и хранителем золота выступала фирма “Сеабеко”.


Полученную от соответствующей российской службы информацию я 1 ноября 1992 года направил в правительство. Потом позвонил помощнику премьер–министра, и он подтвердил о вручении моего послания лично Т.Чынгышеву. Чуть позже, находясь в командировке в Бишкеке, по телевизору увидел выступающего в парламенте А.Акаева, который говорил депутатам, что он пригласил господина Бирштейна и объявил: “Мы больше совместно работать не можем”. Не знаю, повлияла ли на принятие решения присланная мною информация или нет.


В эти же дни я написал заявления президенту и премьер–министру об освобождении от занимаемой должности по собственному желанию. 29 декабря вышел соответствующий указ.


Касым ИСАЕВ



(28 сентября т.г. в «МСН» была опубликована первая часть заметок экономиста Касыма Исаева под таким же заголовком, вызвавших интерес у наших читателей. Сегодня мы продолжаем тему).


Ныне, наверное, мало кто помнит, как в первой половине 1991 года М.Горбачев начал реорганизовывать правительство СССР, назначив премьер–министром В.Павлова. Первым вице–премьером, министром экономики и прогнозирования СССР был назначен В.Щербаков. Это министерство заменило Госплан СССР. В июне 1991 года я был назначен заместителем начальника отдела координации Минэкономики СССР, курируя по–прежнему Казахстан, республики Средней Азии и Закавказья. В июле–августе мне дали отпуск, и я приехал в Киргизию. Позвонил помощнику президента А.Акаева Э.Карабаеву. Он сказал, что президент находится на юге, на праздновании юбилея Курманджан–датки, завтра будет на работе, он просил вас обязательно с ним встретиться, к 10 часам приходите. Пришел в назначенное время. Акаев принял меня в знакомой мне манере.


“На днях в Ташкенте состоялась встреча президентов пяти центральноазиатских республик, — начал он. — Н.Назарбаев недавно вернулся из Москвы. 30 июля М.Горбачев встретился с Б.Ельциным и Н.Назарбаевым. Они обсуждали вопросы будущего Союза. 22 августа состоится подписание Общесоюзного договора. Будущее союзное правительство, по–видимому, возглавит Н.Назарбаев. Экономические вопросы будут решаться коллегиально. Для этого создается Межреспубликанский экономический комитет. В него войдет по одному уполномоченному представителю от каждой союзной республики. Мы хотели, чтобы нашу республику в этом органе представляли вы”.


Я поблагодарил за доверие и дал согласие. А на следующий день улетел в Москву и тут же приступил к работе. В этот же день,19 августа, страну потрясло сообщение о путче ГКЧП. Приехал на работу в Минэкономики (нынешнее здание Госдумы), а вокруг танки. Но через двое суток ГКЧП потерпел поражение.


4 августа глава правительства РСФСР И.Силаев постановлением ликвидировал Минэкономики СССР и передал его полномочия Минэкономики РСФСР. Первый вице–премьер и министр экономики СССР В.Щербаков издал приказ о признании постановления правительства РСФСР неконституционным, так как союзные органы создавались всеми союзными республиками, а не одной РСФСР, рекомендовал всем структурам оставаться на своих местах и продолжать работать. Сам же подал в отставку. Я тут же позвонил в Алматы и Ташкент, рассказал о действиях правительства РСФСР. После протестов союзных республик российское правительство через неделю отменило свое решение.


Вскоре вместо союзного правительства возник временный комитет управления народным хозяйством СССР. Возглавил его Иван Силаев. В комитет вошло по одному представителю от каждой союзной республики. Кыргызстан представлял в нем Т.Чынгышев. Этот орган просуществовал до “Беловежского путча”.


Работая с апреля 1992 года торгово–экономическим представителем Кыргызстана в Москве, я часто приезжал в республику. И с огорчением отмечал отсутствие в ней системы государственного управления народным хозяйством. Вспоминаю разговоры на заседаниях правительства о вывозимых эшелонами станках и оборудовании с заводов и фабрик, угоняемых самолетах. Когда львиная доля общественного достояния была разграблена, Акаев подписал Указ о признании собственностью Кыргызстана всего движимого и недвижимого государственного имущества на территории республики. Таков результат деятельности физика–теоретика, его администрации и главного советника, по характеристике самого Акаева, “хитроумного еврея” Левитина и других некомпетентных чиновников, правящих бал в молодом государстве. Правительство было номинальным. Часть документов по экономическим и иным вопросам подписывал первый вице–премьер Г.Кузнецов, но премьер–министр Т.Чынгышев их как бы “не замечал”. В свою очередь Кузнецов и некоторые министры, близкие к президенту, также не признавали главу правительства.


Однажды звонит мне работник посольства Канады в Москве: “Правительство Канады получило письмо компании “Кыргызстан Интернешнл оф Нью–Йорк” с просьбой об оказании содействия в решении ряда вопросов. Давало ли правительство Кыргызстана полномочия этой компании обращаться от его имени? Я позвонил премьер–министру Т.Чынгышеву и задал этот вопрос.


“Я не знаю такой компании. Мы не давали полномочий никакой компании в США выступать от нашего имени. Ответьте так и выясните, кто мог создать подобную компанию”, — последовал ответ. — Мне удалось выяснить, что компанию “Кыргызстан Интернешнл оф Нью–Йорк” создали несколько руководителей министерств и ведомств во главе с тогдашним министром экономики и финансов А.Муралиевым.


В 1992 году Кыргызстан посетил вице–президент Международного фонда содействия приватизации и иностранным инвестициям, экс–зампред Госплана СССР, экс–председатель Госстроя СССР, у которого первым замом работал Б.Ельцин после изгнания из ЦК КПСС, М.Серов. Его принял Акаев, после чего издал Указ о деловом сотрудничестве с фондом. Но когда Серов уехал, администрация президента тут же забыла об этом указе. Мне об этом Серов рассказал, когда я перешел работать в фонд директором регионального отделения.


Прошло 13 лет, как в октябре 1992 г. мэр Москвы Ю.Лужков подписал распоряжение “Об ассоциации “Московское соглашение”. Первый пункт гласил: “Одобрить в целом подготовленные совместной рабочей группой проекты учредительных документов о создании ассоциации делового сотрудничества между Московским регионом и Республикой Кыргызстан”.

С этим документом я приехал в Бишкек, передал его Т.Чынгышеву, и 26 октября он подписал идентичное распоряжение. Увы, оно, как и злополучный указ президента, затерялось, и никто не собирался его исполнять. Вновь мы показали московским чиновникам, кто мы, какая мы страна.


Торгово–экономическое представительство РК в Москве было создано по предложению Т.Чынгышева указом президента 6 апреля 1992 г. При создании соответствующие проекты документов визировали премьер–министр, первый вице–премьер, шесть министров, руководители отделов аппаратов президента и правительства. А ровно через три месяца, 6 июля, по просьбе посла Кыргызстана в России К.Нанаева советник президента Левитин и руководитель администрации Карабаев подготовили указ президента об упразднении торгово–экономического представительства. Я позвонил и сообщил об этом решении премьер–министру. Он был не в курсе. На следующий день Чынгышев позвонил мне: “Я имел серьезные разговоры. Особенно с послом Нанаевым. Продолжайте работать и считайте: указа не было”. Вот так решали важные вопросы близкие к президенту люди.


После отставки первый вице–премьер–министр СССР В.Щербаков создал Международный фонд содействия приватизации и иностранным инвестициям.


Как–то в подмосковном санатории “Барвиха” он встретился с А.Акаевым по вопросам делового сотрудничества. После чего мне поручили встретиться с председателем Нацбанка РК К.Нанаевым и проработать с ним некоторые вопросы по золоту, предупредив, что Акаев даст тому соответствующие указания. Прошло три дня, пока я выловил К.Нанаева. Но он ответил, что президент ему никаких указаний не давал. В.Щербаков — человек обязательный. Я перезвонил ему и сообщил, что Нанаев никаких указаний не получал. И чтобы успокоить его, добавил: “Мне известно, что у Акаева есть проблемы с выполнением обещаний и обязательств”.


В предыдущей статье я уже говорил, что бывший первый зампред Госплана и министр цветной металлургии СССР В.Дурасов, будучи в 80–х годах депутатом Верховного Совета СССР от Киргизской ССР, серьезно помогал развитию горнометаллургической промышленности Кыргызстана. Но к моменту распада СССР ряд предприятий остался недостроенным. Для завершения их строительства и подписания соглашения о сотрудничестве между Международным фондом и правительством Кыргызстана В.Дурасов в мае 1992 года приезжал в нашу страну. Мы с ним объездили Таш–Кумырский завод полупроводниковых материалов, Сары–Джазский олово–вольфрамовый комбинат, Кыргызский горнометаллургический комбинат в пос.Орловка. После чего состоялись встречи в правительстве, Министерстве промышленности, Фонде госимущества, и 19 мая 1992 г. было подписано соглашение о сотрудничестве между правительством РК, Фондом госимущества и Международным фондом по вопросам приватизации, привлечения иностранных инвестиций и реализации проектов. Последним пунктом было записано, что это соглашение является обязательным для сторон и их правопреемников. К соглашению прилагалась программа совместных действий, подписанная официальными лицами:


— создание мощностей по добыче золота на месторождении Кумтор;

— создание СП по достройке и эксплуатации олово–вольфрамового месторождения Сары–Джаз;

— окончание строительства Таш–Кумырского завода полупроводниковых материалов с выпуском продукции проектной номенклатуры и высокой степени готовности;

— акционирование Таш–Кумырского завода полупроводниковых материалов и Кыргызского горнометаллургического комбината;

— приватизация Бишкекского ПО “Станкостроительный завод” и Токмакского радиозавода с привлечением иностранных инвесторов;

— разработка устава и других учредительных документов с целью образования холдинга “Кремний — электроника” с участием предприятий Кыргызстана и смежных предприятий радиоэлектроники стран СНГ;

— акционирование завода сельскохозяйственного машиностроения им.Фрунзе и пр.


Перед отъездом Дурасова мы обменялись с ним впечатлениями и пришли к выводу, что у руководителей суверенного Кыргызстана нет заинтересованности, инициативности и настойчивости.


В июле того же года Дурасов после поездки с представителями канадско–российской компании “ТРЕД” и американской “Моррисон Кнудсен Гоулд (МК Гоулд)” по районам Сибири и Дальнего Востока привез их в Киргизию для ознакомления с материалами по ее золотым месторождениям. В результате был подписан меморандум о взаимопонимании между правительством Кыргызстана, ПО “Кыргыззолото”, Международным фондом, ТРЕД/МК Гоулд. В нем, в частности, говорилось:


1. Правительство РК, ПО “Кыргыззолото”, Фонд, ТРЕД/МК Гоулд, в дальнейшем именуемые “Стороны”, выразили взаимный интерес к развитию ресурсов Кыргызстана, включая месторождения Джеруй и Кумтор, а также других проектов, связанных с разработкой этих месторождений.

2. ТРЕД/МК Гоулд направит в Кыргызстан экспертов для сбора информации по техническим, социальным, экологическим и инфраструктурным аспектам двух месторождений, указанных в пункте 1, чтобы подготовить технико–экономические доклады (ТЭД).

3. Правительство и “Кыргыззолото” представят Фонду и ТРЕД/МК Гоулд всю документацию, необходимую для выполнения пунктов 1 и 2… ТРЕД/МК Гоулд подготовит ТЭД и представит их на рассмотрение правительства и “Кыргыззолота”: по месторождению Джеруй — к 15 октября 1992 г., по месторождению Кумтор — к 15 февраля 1993 года...

6. Правительство и “Кыргыззолото” воздержатся от окончательного решения по вопросам настоящего меморандума, пока ТЭД не будут подготовлены и рассмотрены Сторонами в сроки, определенные пунктом 4. Если какая–либо третья сторона представит правительству свои предложения о разработке месторождений Джеруй или Кумтор, ТРЕД/МК Гоулд будет иметь право первого выбора.

7. Все расходы по подготовке ТЭД будет нести ТРЕД/МК Гоулд.

8. При подготовке ТЭД ТРЕД/МК Гоулд уделит должное внимание социальным программам в Кыргызстане…


Подписано 30 июля 1992 г. в г.Бишкек, Республика Кыргызстан”.


В декабре 1992 г. мы с Дурасовым прилетели в Бишкек и в соответствии с вышеуказанным меморандумом привезли десять экземпляров ТЭД по разработке месторождения Кумтор. Руководитель администрации президента РК нам заявил, что месторождение Кумтор уже отдано канадской компании “Камеко” и подписано правительством Генеральное соглашение. Мы задали вопрос: “А как же обязательства правительства РК в п.7 меморандума?”. Г–н Карабаев ответил, что он ничего не знает и не подписывал никакого меморандума…


Касым ИСАЕВ, персональный пенсионер


Недавние посты

Смотреть все

Предупреждение от Касыма Исаева

Дастан Сарыгулов внес вклад, что "Кумтор" работает не на интересы Кыргызстана У истоков того, что "Кумтор" работает не на интересы Кыргызстана, стоял подошедший к 70-летнему рубежу политик-аксакал Дас

СМОЖЕТ ЛИ НАШ НАРОД ИЗБРАТЬ ДОСТОЙНОГО ПРЕЗИДЕНТА, или ЕСТЬ ЛИ У КЫРГЫЗСТАНА БУДУЩЕЕ?

Кыргызстан живет уже при четвертом президенте за двадцать с лишним суверенных лет. Совершив массу тяжких преступных деяний перед своим народом, первые два президента Акаев и Бакиев находятся в бегах п