Ох, не заиграться бы!


Киргизстан неотвратимо к чему-то движется - то ли к выходу из долговой ямы, то ли к судьбе страны-марионетки.


Площадные политические баталии отгремели (надолго или нет - другой вопрос) - и судьба Киргизстана вновь стала определяться в тиши кабинетов. Там-то сейчас и происходит самое главное. Решается вопрос, который не рассосался. И по сравнению с которым киргизская конституционная реформа, передел властных полномочий и прочие внутренние разборки могут оказаться сущей мелочью. Вопрос о вступлении страны в пресловутую программу HIPC (ХИПИК).


Как уж он там решается - остается гадать. В правительстве по этому поводу по-прежнему сохраняется раскол: минэкономфин категорически за HIPC, а МИД - против. Президент же с премьером по-прежнему клянутся, что "унизительные для Киргизстана условия ни в коем случае не будут приняты". Условия МВФ и Всемирного банка, впрочем, в общих чертах уже известны. И - по-прежнему малопонятны. На арену, однако, уже выходят новые влиятельные сторонники ХИПИКа - за вступление в эту программу общественность агитирует руководство Нацбанка, подключилась и "тяжелая артиллерия" - первый вице-премьер Данияр Усенов. Мы, похоже, к чему-то неуклонно приближаемся - то ли к долгожданному выходу из долговой ямы, то ли, наоборот, к вечной кабале. К чему же?


Ни шага в сторону, равнение - на Вашингтон!


- Спорить с экономистами трудно, - соглашается Аман САЛИЕВ, эксперт Института стратегического анализа и прогноза при КРСУ, - проверить, насколько убедительны их доводы, могут только специалисты. Возможно, HIPC в самом деле поможет нам избавиться от бремени внешнего долга. Но списание долга совсем не означает развитие экономики. Серьезные исследования показывают: в ряде стран, уже поучаствовавших в этой программе, никакого экономического роста нет. Другой момент: один из шагов, на который придется пойти Киргизстану, чтобы облегчить долговое бремя, - это замораживание повышения зарплат и пенсий, сокращение льгот, сохранение нынешнего пенсионного возраста и т.п. То есть населению предстоит еще больше затянуть пояса и терпеть. И как долго - никто не знает, поскольку HIPC не обещает сиюминутных результатов. Но самый главный, на мой взгляд, аспект - политический. Сегодня экономика является основной составляющей политического курса любой страны. И вступление в HIPC естественным образом может привести к тому, что Киргизстану как в своей внутренней, так и во внешней политике придется учитывать в первую очередь интересы международных финансовых институтов. А они, ни для кого не секрет, в свою очередь зависимы прежде всего от США, - которые являются основным донором и МВФ, и Всемирного банка. Не будем забывать, что в Узбекистане США сейчас стремительно теряют свои позиции. А через программу HIPC, через экономику они получают возможность включить в свою геополитическую разработку Киргизстан и совершенно легальным путем влиять на его политический курс.


- То есть мы в любом случае попадаем под пресловутое внешнее управление? Как оно будет выглядеть на практике?


- Совсем не обязательно, как прямая диктовка правительству Киргизстана - принимать именно такое экономическое или политическое решение, а не какое-либо другое. Но надо исходить из простой формулы: когда человек зависит от другого человека (потому, что ему должен) - от него не нужно что-то категорично требовать. Достаточно просто намекнуть… И ему ничего не останется, как это "пожелание" выполнить.


- Какие, например, пожелания?


- Не исключено, что потребуется минимизировать участие в экономике Киргизстана российского, китайского, а заодно - иранского капитала. Как следствие - дистанцирование нашей страны от таких международных организаций, как ШОС.

- А что от этого потеряет население Киргизстана? Взамен, может быть, придет западный капитал?


- Программа HIPC, как видно из ее условий, практически не затрагивает малый и средний бизнес - основной акцент она делает на стратегические отрасли, особенно энергетику. А ведь большинство наших мелких и средних предпринимателей вовлечено в экономические отношения в первую очередь с соседними государствами - Россией, Китаем, Турцией, Ираном (с последним у нас огромный товарооборот).


- Но ведь и все последние 15 лет Киргизстан был прилежным учеником тех же МВФ и Всемирного банка (которые, в сущности, и довели страну до нынешнего состояния). Что вроде бы не мешало проводить ему более-менее самостоятельную внешнюю политику.


- Тем не менее у Киргизстана была возможность маневра. А для соседей и партнеров мы были относительно предсказуемы. Теперь же появляется фактор непостоянства. В любой момент международные финансовые институты могут заявить: то или иное решение руководства КР не отвечает интересам и условиям HIPC. Раньше они в ультимативной форме этого сделать не могли. Теперь же "учитель" получает возможность еще больше управлять "учеником". Не утверждаю, что именно так и будет, но опасность такая есть. Видимо, не случайно именно МИД КР занял столь негативную позицию по отношению к этой программе. Настораживает то, что ход сегодняшних переговоров по вступлению в HIPC носит закрытый характер. А кто даст гарантию, что и в дальнейшем, когда сотрудничество с международными финансовыми институтами станет полномасштабным, оно не будет развиваться в этом же режиме? Вот еще откуда опасения.


- Одно из ключевых условий HIPC, как известно, - снижение коррупции и совершенствование госуправления. Меры предлагаются, к примеру, такие - до 95 процентов госслужащих набираются по конкурсу, декларации доходов и имущества чиновников должны публиковаться в Интернете… Я, честно говоря, подозреваю, что борьба с коррупцией, как и прежде, будет больше имитироваться. Ведь и Акаев изображал бурную антикоррупционную деятельность, вполне успешно отчитываясь перед теми же МВФ и ВБ. Так не обречена ли и программа HIPC на провал? Особенно в части оздоровления экономики и снижения бедности?


- Мое мнение: чтобы минимизировать коррупцию, нужно много денег - и сразу! Ведь интеллектуальный потенциал среди чиновников госаппарата есть. Но он в полной мере не может реализоваться по той простой причине, что чиновники вынуждены использовать государственный ресурс не в интересах страны, а для обеспечения своих семей. И говорить о какой-то тотальной борьбе с коррупцией в нашей стране невозможно, пока госслужащие не будут получать достойную зарплату. Как этот вопрос собирается решать HIPC - ничего не известно. Будут ли международные финансовые институты платить чиновникам зарплаты, как Сорос в Грузии? Маловероятно. Но даже если такое и случится, то страна попросту превратится в марионеточное государство.


- Так есть ли у Киргизстана другой выход, кроме вступления в HIPC?


- Выходы наверняка есть. Но складывается впечатление, что их и не пытаются искать. А варианты могут быть самыми неожиданными. Скажем, по примеру России и Белоруссии создать с Казахстаном если не союзное государство, то какой-нибудь подобный альянс. Это очень богатая страна, развивающаяся неимоверными темпами. Почему бы ей не стать нашим донором? Казахстан, конечно, имеет здесь свой интерес, но, в отличие от тех же США, у него нет претензий на мировое господство. С ним мы можем вести диалог. Не совсем, конечно, на равных, но в этнокультурном отношении мы - очень близкие народы. Мы в равной мере пережили все потрясения постсоветской эпохи, и нам легче друг друга понять. Это, повторяю, лишь одна из альтернатив.


Флирт с оглядкой на Россию?


А как смотрят на втягивание Киргизстана в HIPC в России? Свою позицию ее руководство до сих пор не озвучило. Звоню в Москву - в институт стран СНГ.


- Вступать или нет в эту программу, конечно же, решать вашей суверенной стране, - говорит заведующий отделом Средней Азии и Казахстана, известный российский политолог Андрей ГРОЗИН, - но подавляющее большинство наших экспертов сходится во мнении, что вступление в HIPC однозначно снизит политическую самостоятельность Киргизии. Наднациональные структуры заставят и правительство, и президента передать им часть полномочий. Снизятся возможности российского бизнеса, зато большие преференции получит западный бизнес, связанный со структурами, которые и зовут Киргизию в HIPC. Большее влияние, безусловно, получат и наши "американские друзья".


- HIPC предусматривает большие реформы в сфере энергетики. Разве они не в интересах РАО ЕЭС или Газпрома?


- Сомневаюсь, что они захотят работать в новых условиях - а именно, под контролем чиновников МВФ и Всемирного банка. Им проще будет перенести свои проекты в Узбекистан или Казахстан. Главная проблема в том, что появится новая инстанция, с которой придется тоже согласовывать свои действия. А это влечет за собой создание новых структур, в т.ч. аналитических - значит, лишние расходы.


- А получит ли, как считаете, реальную пользу от вступления в HIPC Киргизстан?


- Мне трудно об этом судить - я человек субъективный. Если бремя долга будет снижено - это, конечно, хорошо. Но мне все-таки кажется, что Киргизии проще реализовать свои проекты с Россией, чем с Западом. Понятно, что все страны (и Россия не исключение) руководствуются прежде всего эгоистичными побуждениями, но плюсов сотрудничества с нею все же больше. Рекомендации МВФ, ВБ и подобных наднациональных структур идут не всегда на пользу экономикам стран, которые их пытаются реализовать. Даже потому, что эти рецепты страдают схематизмом. Элементы внешнего управления видела и Россия - в 90-х годах, а особенно после дефолта 1998-го. И не могу сказать, что они пошли ей на пользу. Вообще я удивлен, что в Киргизии вокруг такой важной и сложной темы, как вступление в HIPC, нет серьезной научной дискуссии. В российском научном сообществе хватает своих глупостей, но, окажись Россия перед таким выбором, здесь обсуждение шло бы куда более живо!


- Киргизстан может стать первой страной в СНГ, которую втягивают в HIPC. Как думаете, почему мы оказались "слабым звеном"?


- Киргизия - очень удобная экспериментальная модель для всей Центральной Азии. У вас компактная экономика - и более либеральная, чем даже в Казахстане. Вашему соседу повезло (в отличие от Киргизии, к сожалению) с менеджментом, с запасами сырья. Если бы подобным потенциалом располагала Киргизия - она бы сейчас процветала. Тем не менее вы и сейчас демонстрируете вполне серьезный успех: 2-3-процентный рост ВВП - это неплохая динамика по сравнению, например, с Таджикистаном. Видимо, и это берется в расчет наднациональными структурами.


- А у вас нет ощущения, что киргизская власть, ведя переговоры о вступлении в HIPC (и не говоря при этом ни да, ни нет), искоса поглядывает при этом на Россию, подталкивает ее к более активным действиям? Как, к примеру, девушка флиртует с другим парнем, чтобы разжечь ревность в возлюбленном?


- Элемент давления, шантажа, наверное, тоже присутствует. И не только по отношению к России, но и к Китаю. Нынешнее киргизское руководство, как мне кажется, использует любые возможности, чтобы привлечь инвестиции.


- И как думаете: в России этот сигнал будет понят - и принят?


- Рассчитывать, что будут ответные шаги, пока, думаю, рано. Тема уж слишком свежая, горячая. Российский бизнес занял осторожную позицию, никто не хочет рисковать деньгами. Все ждут, какое практическое воплощение получат договоренности власти и оппозиции, ждут, будет ли стабилизироваться ситуация - и в какую сторону. Причем прояснения внутриполитической ситуации ждут даже не зимой, а весной.


Сперва верните награбленное!


Свой специфический взгляд на проблему есть у Касыма ИСАЕВА, человека с богатым опытом - в прошлом ответственного работника Госплана СССР, курировавшего республики Центральной Азии и Закавказья, а затем союзного и российского министерств экономики. Поработал он и на независимое киргизское государство - был торгово-экономическим представителем в Москве, заведовал отделами внешних связей, иностранных инвестиций и сотрудничества со странами СНГ аппарата правительства КР. А в 1978-80 годах он находился в командировке в Мозамбике - стране, в одной компании с которой мы можем оказаться в ХИПИКе.


- Наша бригада Госплана СССР, - вспоминает Касым Исаевич, - приехала помогать Мозамбику, получившему независимость и избравшему социалистическую ориентацию, планировать экономику. Притом, что экономики там почти никакой не было. И теперь я с ужасом смотрю на то, как мы скатились до мозамбикского уровня. Почему? Помню, в Африке вместе с нами работали португальцы, коммунисты из Бразилии, Чили, которые учились в Союзе и боялись вернуться на родину. А местные "кадры" на работе спали, только к вечеру глаза разгораются: впереди - танцы, веселье. Похожую картину наблюдал я в 90-х годах в нашем Доме правительства, куда пришел работать: молодые упитанные ребятки с утра до вечера слоняются по коридорам, покуривая, играют на компьютерах. Не умели в правительстве никогда грамотно организовать работу - вот за 15 лет и опустились до ХИПИКа. Мозамбиканцы были малообразованными людьми. А в Киргизстане - высококвалифицированные кадры. Япония после войны только за счет своих человеческих ресурсов поднялась. И полвека спустя мы могли бы поступить точно так же, сделать ставку на людей. Не сделали. Кадры разбежались - не сумели приспособиться к новому стилю работы, к необходимости угодничать перед некомпетентным начальством. У власти, к сожалению, оказались люди, которые были воспитаны на иждивенчестве. Вначале они делили куски, которые им отламывали от союзного бюджета. Потом - кредиты от международных фондов. Думать своей головой, работать и зарабатывать они так и не научились. И всю страну приучили к иждивенчеству. Что получили? Когда-то даже представить было невозможно, что киргизы разбредутся по всей России. Если так дальше дело пойдет, то мы вообще останемся без государства. Слава богу - может, до этого не доживу.


- Так, может, HIPC - и есть спасение?


- Очень сомневаюсь. В 90-е годы, когда МВФ, Всемирный банк внедряли здесь свои программы - PESAC, FINSAC - тогдашние наши финансисты пели те же самые песни, что и нынешние чиновники. Потом, когда все кончилось крахом, дружно замолчали. Где они теперь? Точно так же замолчат и нынешние "певуны". А то, что из ХИПИКа вообще выпутаемся, - не уверен. Главное, лично я не вижу вообще необходимости в него вступать. 2 миллиарда долларов - не такая уж большая сумма, чтобы идти на такие авантюры. Знакомые ученые-экономисты говорят: на обслуживание внешнего долга в год уходит 5-6 процентов бюджета. Тоже немного - у других стран гораздо больше. Органы госуправления (не считая силовые структуры!) съедают 16% бюджета. Сократите чиновников - и направьте деньги на обслуживание долга. Может, этот выход и запоздалый, но нам, думаю, надо просто начинать учиться отвыкать от иждивенчества. Постепенно учиться зарабатывать.


- А вот министр экономики и финансов Акылбек Жапаров предложил: раз уж вы против ХИПИКа, то давайте создадим "фонд патриотов". С которым граждане будут делиться своими сбережениями - для выплаты внешнего долга.


- Я вообще не понимаю, какое наши чиновники имеют моральное право обращаться с такими просьбами к народу, как язык поворачивается?! Тот же Жапаров однажды, выступая по ТВ, проговорился: через 3-4 года, выполняя условия ХИПИКа, когда спишут треть долга, мы сможем получать новые кредиты. Чтобы потом снова ахать: "Ах-ах, все разворовали"?! Для этого вам нужно долг списать?! Нет уж, вы сначала объясните, на что те, прежние, кредиты были потрачены?! Найдите тех, кто их разворовал! Россия, которая может себе позволить не возвращать награбленное - и та Ходорковского посадила. А уж нам - сам Бог велел. Не нужно кровожадности. Но вы сперва докажите, что все украденное вернули, что других возможностей найти деньги нет, - тогда только к народу обращайтесь, - заключает Касым Исаев.


К слову говоря, в июне 2005 года тогдашний генеральный прокурор Азимбек Бекназаров в интервью нашей газете сообщил - для того, чтобы разобраться с внешним долгом, возбуждено отдельное уголовное дело. "Мы хотим узнать всю цепочку: какое государство давало деньги - кем подписывались соглашения - куда поступали средства - кто и как использовал, поступали ли вообще эти деньги в Киргизстан? - вдохновенно обещал Бекназаров. - Если докажем, что какие-то кредиты ушли на сторону, то сможем и перед донорами поставить вопрос: деньги находятся там-то - пожалуйста, забирайте".


- Такого дела у нас нет! - коротко ответили мне в генпрокуратуре, куда я позвонил, загоревшись надеждой: "Так, может, вот оно - спасение?" Значит - вперед, в HIPC?


Вадим Ночевкин


  • газета «Дело№...», 22 ноября 2006 г.

Недавние посты

Смотреть все

Предупреждение от Касыма Исаева

Дастан Сарыгулов внес вклад, что "Кумтор" работает не на интересы Кыргызстана У истоков того, что "Кумтор" работает не на интересы Кыргызстана, стоял подошедший к 70-летнему рубежу политик-аксакал Дас

СМОЖЕТ ЛИ НАШ НАРОД ИЗБРАТЬ ДОСТОЙНОГО ПРЕЗИДЕНТА, или ЕСТЬ ЛИ У КЫРГЫЗСТАНА БУДУЩЕЕ?

Кыргызстан живет уже при четвертом президенте за двадцать с лишним суверенных лет. Совершив массу тяжких преступных деяний перед своим народом, первые два президента Акаев и Бакиев находятся в бегах п